1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Сплетни, компромат. Окружение Путина.

Тема в разделе "Политика, экономика, история", создана пользователем dwt, 27 авг 2015.

  1. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    ЕГО БЛАЖЕНСТВО БЕЗ МИТРЫ И ЖЕЗЛА

    Александр НЕЖНЫЙ

    "Ложь есть источник и причина вечной смерти".
    Епископ Игнатий (Брянчанинов)

    1. Юный диакон. / Свидание не состоялось. / Домохозяйка
    Не без душевного трепета приступаю я к описанию жизни и деятельности Блаженнейшего митрополита Киевского и Галицкого, предстоятеля Украинской православной Церкви Филарета (Михаила Антоновича Денисенко). Всякое нелицеприятное слово в адрес Его Блаженства может навлечь на меня разнообразные кары. Тем более что в последнее время у нас вообще распространилось исключительно хорошее, я бы даже сказал, несколько заискивающее отношение к архиереям, в которых мы простодушно согласились видеть полноценных носителей святости. И непочтительное отношение с епископом, да еще с митрополитом, да еще с постоянным членом Священного Синода - нет, я даже передать затрудняюсь, сколь ужасны могут быть последствия такого дерзкого поступка.

    Совсем недавно диакон Всеволод Чаплин (рукоположенный, несмотря на свой довольно-таки нежный возраст, и уже имеющий в Отделе внешних церковных сношений, этом, так сказать, МИДе Московской патриархии, звучную должность: заведующий сектором общественных связей и политического анализа) в ответ на мою статью "Над бездной" ("Огонек" № 37, 1991) направил в "Огонек" письмо, составленное со сноровкой инструктора отдела агитации и пропаганды, то есть с преобладающим стремлением изобразить свою партию и ее больших и малых вождей в самом приятном виде, а их критиков - безответственными негодяями. В письме так много смешного невежества, грозных намеков и чиновной спесивости, что, читая его и одновременно вспоминая симпатичное, розовощекое лицо юного диакона, я горько поражался: где, когда успел он выучиться этой лживой многозначительности? этому псевдоцерковному тону? всем этим поистинемертвым словам? Он пугает, усердный юноша: всякая критика членов Священного Синода неминуемо толкнет Церковь "в объятия правых движений". Он пугает, как говорил Лев Николаевич Толстой, а мне не страшно. Милый Всеволод! Диакону положено знать, что Церковь не может быть ни справа, ни слева, ибо она всегда с Христом Распятым. Что же до объятий - то, по словам псалмопевца, "Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых...".

    Однако, я отвлекся. Теперь, признаюсь, что, как ни мечтал я о встрече с Его Блаженством, как ни готовился к ней, ни свидания с ним, ни разговора не получилось. Я заходил в здание на Пушкинской, откуда митрополит Филарет управляет Украинской православной церковью, - здание хоть и новое, но честно говоря, довольно мрачное и отчасти напоминающее дом предварительного заключения. Сам управделами, если не шуйца, то во всяком случае десница Его Блаженства, священник Борис Табачик... дал мне возможность прямо из приемной связаться с дачей митрополита. Женский голос мне ответил - резкий и властный. Назвавшись я сказал, что у меня к владыке Филарету есть вопросы, и я хотел бы с ним встретиться. "Нам с вами, - отчеканила моя собеседница, -говорить не о чем!" "Простите, - сказал я, - кто это, не спросив митрополита, так уверенно мне отвечает? Уж не..." И тут я одно имя произнес, которое чуть позже непременно сообщу. "Домохозяйка!" - после кратчайшей заминки отрубил властный голос, и между нами все было кончено.

    "Вот так, отец Борис, - вздохнул я, вешая трубку, - Домохозяйка..." Он сдержанно улыбнулся.

    2. Краткая биография. / Митрополит Филарет и советская власть - общий обзор. / К.М. Харчев свидетельствует.
    Итак: Его Блаженство появился на свет Божий в 1929 году, в Донбассе, в семье простых и добрых людей. Девятнадцати лет он поступил в Одесскую семинарию. Спешно окончив ее, он был принят в Московскую духовную академию, где тоже старался учиться не за страх, а за совесть. Как и перед всяким молодым человеком, связавшим свою судьбу с церковью, в ту пору перед ним открывались две дороги. Первая предполагала женитьбу, службу на приходе или в каких-нибудь церковных организациях. Высшим достижением в таких случаях мог стать чин протоиерея, а наибольшей наградой - митра на умную голову. Вторая дорога окрашена была в черный цвет монашества и при наличии определенных дарований вела к епископству, к митрополичьей митре и - страшно подумать! - к патриаршему куколю.

    В двадцать один год он сделал выбор и стал монахом; Михаил превратился в Филарета и перед Спасителем, Богоматерью и всеми Небесными Силами дал обет постничества, девства, целомудрия и благоговения и обещал претерпеть всякую скорбь ради Царствия Небесного. Был особенно спрошен: "В сих обетах пребывати и обещаешися ли даже до конца живота, благодатию Христовой?" И отвечал с твердостью: "Ей, Богу содействующу, честный отче".

    Дальнейшая жизнь Его Блаженства сложилась на редкость успешно. Последовательно повышались посты, которые доверяли ему церковь: инспектор Киевской духовной семинарии, управляющий делами Украинского экзархата, епископ Венский и Австрийский...

    Действительно, сравнительно молодым еще человеком, в тридцать три года, он был рукоположен во епископа и при посвящении проникновенно сказал, что новое свое служение воспринимает как "подвиг и постоянное распятие себя ради пасомых". Прекрасные, замечательные, в высшей степени трогательные слова! Вообще речи Его Блаженства являются, на мой взгляд, в некотором смысле образцом пастырской проповеди и должны занять совершенно особое место в отечественной гомилетике. "Помни, - внушал, например, он одному новопосвященному епископу, - с какой любовью, с каким благоговением наш благочестивый народ относится к добрым и усердным пастырям, и с какой скорбью он воспринимает недостойную жизнь иных пастырей, считая ее оскорблением своего религиозного чувства" "Наша архиерейская жизнь, - еще говорил он, но уже другому епископу, только что принявшему жезл из его рук, - стала подвигом, если жить по совести и согласно своему высокому званию". Кладезь духовной мудрости Его Блаженства поистине неисчерпаем. Но хорошего понемножку; тем более что в конце концов все мы захотим узнать, соответствует ли епископское слово делу, а монашеские обеты - личной жизни.

    Возвратившись из Вены в милое Отечество, он стал ректором Московской духовной академии, затем возглавил Украинский экзархат Русской православной церкви и к тридцати девяти годам был уже постоянным членом Священного Синода и митрополитом. Ему оставалось ждать благоприятного часа, чтобы архиерейский жезл сменить на патриарший - и в минувшем году Его Блаженство оказался как никогда близок к исполнению заветного помысла. Когда скончался Патриарх Пимен, митрополит Филарет избран был местоблюстителем престола Патриарха Московского и всея Руси, что по принятому в Русской православной церкви в советскую эпоху обыкновению истолковывалось как окончательное подтверждение неоспоримого права на патриаршее достоинство. Случилась, однако, осечка: Поместный Собор выбрал другого, и Его Блаженству пришлось отставить намеченный переезд из Киева в Москву, с Пушкинской улицы - в Чистый переулок.

    Мне кажется, что потерпев поражение, он должен был испытать чувство справедливого негодования к партии и государству. Я прекрасно понимаю Его Блаженство. В самом деле, разве не он многократно и неустанно - и у нас в стране, и за ее пределами - заявлял, что церковь в Советском Союзе процветает, что никаких гонений за религиозные убеждения никогда у нас не бывало и что только жалкие отщепенцы и иуды могут предавать любезное Отечество, лжесвидетельствуя о жестоких преследованиях верующих? Разве не он отечески учил свою паству голосовать за представителей партийно-хозяйственного актива, чтобы, не дай Господь, не прорвались к власти бандиты-руховцы? Разве не он старательно выпрямлял всяческие национальные искривления вроде попыток отдельных неразумных священников проповедовать среди украинского народа на украинском языке? И разве не он тысячекратно прославлял победоносный Октябрь, братскую семью советских народов, борьбу за мир, Советское правительство и внимательный к церковным нуждам Совет по делам религий?

    Велик перечень неоспоримых и весомых заслуг Его Блаженства перед партией и государством. Константин Михайлович Харчев, бывший председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР, вынужденный в 1989 году расстаться со своим постом за попытку освободить свое ведомство от диктата КГБ и аппарата ЦК КПСС, ныне - Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Объединенных Арабских Эмиратах, мне рассказывал: "С точки зрения партийного работника, функционера, митрополит Киевский Филарет среди членов Священного Синода был, пожалуй, самый грамотный. Все вопросы, которые мы перед ним ставили на внешней арене, всегда выполнял с блеском. Всегда с честью выкручивался из сложных положений и всегда давал приемлемые для нас результаты. Прекрасный был исполнитель. Мы, в свою очередь, старались четко ставить перед ним задачи, заранее обговаривали, в каких пределах он может действовать. Все сводилось, разумеется, к защите и пропаганде партийной позиции. Ну вы знаете: нет никакого давления на церковь, церковь у нас живет свободно - то есть, простите, бред сивой кобылы. И вы знаете... у нас с вами был об этом разговор на страницах "Огонька" (№ 44, 1989) - так прочны были еще два года назад позиции партаппарата и КГБ, что от меня избавились в два счета, едва только я попытался помочь церкви обрести действительную свободу. Был ли Киевский митрополит связан с КГБ? Был, я полагаю. Да ведь это же для него вроде непременного правила игры... Канон, только, разумеется, с другим знаком. Там от апостолов Иисуса Христа и Вселенских соборов, а тут - от госбезопасности. Иначе он никогда бы не смог пробиться к руководящему положению в Русской православной церкви".

    3. Земля святая. / Иеромонах Гавриил. / 30-е правило Св. Апостол.
    И какой же несравненной красоты был я очарованный созерцатель одним погожим сентябрьским утром! Видел я благословенную Лавру, основанную некогда преподобным Антонием Печерским на высоких горах близ Днепра; любовался ее храмами, колокольней ее, поднявшейся к самому небу, прикасался к древней липе, будто бы посаженной самим Феодосией Печерским, отцом русского монашества, о котором сказано: "Был же он поистине человек Божий, светило, всему миру видимое...", и со свечой в руках медленно шел извилистыми ходами Ближних и Дальних пещер, в робком свете едва разбирая на табличках имена почивающих в нетленных мощах киево-печерских святых... И где-нибудь в углу вдруг наталкивался на живого монаха, кому выпало послушание стеречь вечный покой великих старцев и кто долгими часами сидел здесь, в гробовой тишине, время от времени с громким шорохом переворачивая страницы "Киево-Печерского патерика" и при мерцающем свече свечи вчитываясь, например, в потрясающий рассказ о Марке-пещернике, который копал для братии могилы и который мог повелеть уже умершему очнуться и прожить еще день - до тех пор, пока не будет готово место для принятия его тела.

    Это земля святая, основание всей России.

    Все было: и святой апостол Андрей, проронивший вещее слово о том, что будет на этих горах город великий и воздвигнет Бог много церквей; и прежний язычник, воинственный и женолюбивый князь, ради истины и красоты крестившийся в православную веру и увлекший за собой в христианство весь народ; и черноризец Нестор, великий труженик и дивный писатель, на самом краю забвения удержавший времяньныя лета и сохранивший нам нашу историю, - все это было! Но как горько, как стыдно сознавать, что в наши дни наследие преподобных Антония и Феодосия оказалось в недостойных руках. "Священноархимандрит Лавры - это же ридный батька! А если у нас посмотреть, то, когда он появляется, все бегут... Подол поднимают - и бегом! Кто куда!"

    Так говорил мне о. Гавриил (Захаров), монах Киево-Печерской лавры, один из тех, пока еще довольно редких, в православной церкви священников, которым легко и свободно можно открыть свою душу - до самых тайных и темных ее углов. Он инвалид: девять лет назад сковало ноги, передвигается в коляске, и когда выезжает в ней, быстро и ловко перебирая руками колеса с блестящими ободами (коляска хорошая, немецкая - но Его Блаженство к ней никакого отношения не имеет, хотя как предстоятель церкви в немалых количествах получает благотворительную помощь из-за рубежа), его тотчас обступают пришедшие в Лавру люди. Оторванный от церкви народ теперь заново привыкает к ней, и хотя изменившаяся жизнь уже никогда, наверное, не будет каждый свой день сверять с православным календарем, всем нам, и верующим, и неверующим, стала вдруг чрезвычайно важна церковная норма: какому святому и в каких случаях молиться? как обрядить и отпеть скончавшуюся маму? можно ли венчаться с женой, с которой прожил уже десять лет? Православные батюшки зачастую неласковы к людям. Они почему-то ощущают себя начальниками рода человеческого и, вполне по-начальнически, недовольно и невразумительно буркнув, оставляют вопрошающего томиться неразрешенными сомнениями. Отец же Гавриил всем и все старается растолковать, плачущих - утешить, скорбящих - ободрить, отчаявшимся - дать надежду.

    Митрополиту это чрезвычайно не нравится. Когда он появляется в Лавре, братия скрывает от него о. Гавриила где-нибудь в укромном месте, да еще под замком. "Подойдут - ты сиди! И стучаться будут - сиди, будто никого нету. Вот я и сижу - пока, значит, отбоя не будет. - Отец Гавриил горько засмеялся. Такой у нас священноархимандрит, ой, Господи милосердный... Всяких я видел архиереев на своем веку, но такого не бачил. Никогда не улыбнется, никогда ни с кем доброго слова не скажет... Никогда! Как можно так быть?! Мы у него как быдло. В полном смысле! У нас монахи живут по четыре человека в келье. Какое там молиться! В семинарии - как сельдей в бочке набито, там обстановка на выживание. Он, правда, сказал: вот, отцы, чтобы из двух вторых классов на будущий год был один третий. Так он о церкви заботится, когда священников повсюду не хватает! А паломники? Их не накормят никогда, отдохнуть толком не дадут... Бросят на пол матрац - и все. Не-ет, ему Лавра не нужна. Ему гроши нужны и больше ничего не надо. А когда она приезжает... - о. Гавриил ошеломленно покачал головой. Эта... как ее... Иродиада1... у нас в церковном кругу говорят: Иродиада беснуется... вот, когда она появляется, в лавках все до последнего рубля подбирают. В прямом смысле - не то, чтобы там десятки или даже пятерки, - все рубли соберут". "Что ж, - осторожно спросил я, - не пробовали протестовать?" О. Гавриил невесело усмехнулся. "Пробовали. Он вызвал несколько иеромонахов, цыкнул - и точка. Вы запомните, - очень похоже изобразил о. Гавриил отрывистую речь Его Блаженства, - меня никто никогда не уберет отсюда. А уберу только я".

    Общество, с такой нетерпеливой и в то же время несмелой любовью потянувшееся к храму, должно все-таки отчетливо представить себе порядки и нравы церковной среды. В недавнем прошлом священных коров у нас было, наверное, ничуть не меньше поголовья молочного стада по всей России; и вряд ли есть смысл вместо сдохших священных коров вроде ПБ ЦК КПСС откармливать и холить новые наподобие СС РПЦ. Юный дьякон, наученный своими наставниками, запросто может обвинить меня в какой-нибудь антирелигиозной кампании в духе тридцатых годов. Смешно. "Мелочи архиерейской жизни" Николая Семеновича Лескова надобно в таком случае, изловчившись, пустить по той же кампании, назидательно прибавляя при этом, что сие зловредное сочинение недаром было запрещено духовной цензурой, а потом и вовсе сожжено 2. Нет, без всяких обид и задних мыслей - но правду!

    А правда такова, что в руках Его Блаженства есть испытаннейшее архиерейское средство борьбы со всяким проявлением церковного инакомыслия - запрещение священников в их служении. Мир подобной формы наказания не знает. Это чисто церковная канонически-дисциплинарная мера, применять которую следует с чрезвычайной духовной осторожностью. Из нее очень просто выбросить тончайшую, мистическую сущность - и она тотчас превратится в дубину, которой Его Блаженство безнаказанно глушит священников. Не согласен с переводом на другой приход? Запрещаю! Поднял голос против правящего архиерея? Запрещаю! Дорожишь своим мнением? Под запрет! Даже самому властному администратору такой произвол покажется диким, а в церкви бытует и то тут, то там перерастает в настоящий беспредел. Его Блаженство, к примеру, разгневавшись на одного священника, главная и всем понятная провинность которого заключалась в том, что он был (прошу внимания!) отцом первого мужа дочери - ну, скажем пока - домохозяйки, велел его запретить. И любимый народом священник Виталий Медвидь был на год запрещен в служении за (о, тут сказано от души!, чтобы знали и трепетали!) распространение клеветнических слухов о Блаженнейшем митрополите Киевском Филарете. И точка. И некому жаловаться.

    Но что священник! Его Блаженство совсем недавно сбросил с епархии митрополита Винницкого Агафангела (Саввина), наплевав на то, что и клир, и местные власти горой встали за своего архиерея. "За что?! - пытался найти причину почтенный митрополит, - Я легковой "ЗИЛ" купил для епархии... Так он мне почти бесплатно достался, а его Блаженство меня попрекает: во-первых, вы "ЗИЛ" купили... У него, -объяснил митрополит, - тоже "ЗИЛ"... в нем еще Щербицкий ездил... и ему обидно, что не у него одного... Во-вторых, он мне говорит, вы отрезанный ломоть от епископата. Как -отрезанный?! - со слезами воскликнул Агафангел. - Я здесь шестнадцать лет, десятки храмов открыл... Я деликатно отношусь, а он меня ни на одну епископскую хиротонию не пригласил! Вот он мне говорит: за вас Дидык, председатель облисполкома, хлопочет, мне звонит. А он светский, это нарушение Кононов. Я ему говорю - а вы? Вы звоните в ЦеКа и на Дидыка жалуетесь... Еще он меня упрекает, вы моей личной жизни касаетесь. Как же, я говорю, я не могу не касаться, я депутат, меня в парламенте все спрашивают! Я ему еще говорю: я депутут! Вы не имеете права меня переводить без согласия Верховного Совета! А он: но есть каноны". И митрополит Агафангел замолчал, тяжко вздохнув.

    Мне кажется, я догадался, о чем он подумал. Без канонов нет церкви. Несмотря на все испытания, ереси и расколы, церковь сохранила себя еще и потому что была верна правилам, завещанным ей святыми Апостолами, семью Вселенскими соборами и святыми Отцами. Боговдохновенная буква и в самом деле требует послушания епископу. Но она же велит извергнуть и отлучить его от Церкви (а заодно и всех, сообщающихся с ним), если он получил свою власть с помощью мирских начальников. Это 30-е правило Св. Апостол, для Его Блаженства совершенно убийственное.

    Я верю, что в семинарию он поступал с чистым сердцем и горячим стремлением служить Богу. Слишком невероятно, чтобы юноша из рабочей семьи шел в священники исключительно по расчету. Однако вся дальнейшая жизнь Его Блаженства в тяжелейшие для церкви пятидесятые, шестидесятые и семидесятые годы складывались настолько удачно, его восхождение к иерархическим вершинам было столь стремительно, что не остается ни малейших сомнений в чрезвычайном, особенном благоволении к нему власти Мы теперь доподлинно знаем, что каждая епископская хиротония в совсем еще недавнем прошлом совершалась только с одобрения соответствующего отдела КГБ и Совета по делам религий, представлявшего собой, по сути, одно из подразделений тайной полиции. Не будем, однако, спешить с поголовным осуждением епископов, ибо многие из них страдали от своей унизительной зависимости и понимали ее как тяжкий личный грех. Но зато другие - как медаль.

    Его Блаженство не уставал и словом, и делом доказывать власти, что она в нем ничуть не ошиблась. Он служил ей за рубежами нашего Отечества, служил и здесь, на родной земле; едва ли не собственноручно вешал замки на церковных дверях, закрывал Лавру и семинарию. Архимандрит Пимен (Соболев) последним покинул Лавру в скорбном шестьдесят первом ("Отслужили акфист Успению Божьей Матери, а потом пришла милиция и опечатала церковь") и первым вернулся в нее в год 1000-летия крещения Руси. "Но сейчас, я скажу, там жить невозможно, - грустно кивал он головой. - Там поставили начальников, которые разлагают всю духовную жизнь Лавры. Специально. Какие там монахи, значит, активные, их стараются прижать, выгнать..."

    У меня на сердце теплеет, когда я вспоминаю его. Вот он показывает церковь, где служит - один за всех: и за священника, и за дьякона, и за чтеца, церковь, в трудные годы построенную народом, и сияет от счастья; вот он выходит за ворота меня проводить: чуть согбенный, с очень ясными, светло-синими глазами, и вместе с ним провожает меня мирная свора бездомных собак и кошек - все нахлебники архимандрита, его младшие чада, которых взял он на бессрочное пропитание. Его ранило в сорок первом, под Киевом, двадцатого августа - на Пимена, чье имя он принял затем в монашестве. Погиб в войну отец, погиб брат; числился среди погибших и он, но после ранения и контузии, после того, как откопали его из песка, выжил, пролежав правда в гипсе два года. И как только почуял под собой ноги, пошел ими в монастырь. "Он, Филарет, и Лавру закрывал, и семинарию закрывал в шестьдесят первом... Нет, он меня никогда не трогал, но как я вижу, как он обращается с духовенством, так я только, знаете, думаю: подальше от царей, голова целей. Ни за што, ни про што может, знаете, священника выгнать, втоптать его в грязь - только, может, за то, что он старался для церкви. Зосима был, игумен... а мы с ним дружили, сосед, так он рассказывал... У него церковь - сто лет никакого ремонта не делалось, пол прогнил, крыши все погнили. Он, Зосима, Царство Небесное уже получил. Он большими трудами все перекрытия новые сделал, оцинкованным железом покрыл, пол новый сделал, а Филарет, когда приехал.- "Вы тут доремонтируетесь! Вам будет! Вы такой-сякой нехороший человек, что вы ремонт делаете!" Он ему влепил такой, так сказать выговор, что Зосима вскоре и умер. А когда на Украине Рух начался, Филарет нас специально созвал: вы с руховцами никакого дела не имейте. Это бандиты, это провокаторы... Тут, видите ли, со всех сторон. Кто, например, хочет в соборе служить, во Владимирском, тот должен властям доносить. Филарет говорит, надо Родине помогать. Ко мне тоже подходили, я ответил: не, у меня голова больная, осколок с черепа вынули... я вам все перепутаю... Филарет, - поник отец Пимен, - сам на девяносто пять процентов служит властям безбожным, а процентов, может, пять он церкви уделяет, не больше. Так должно быть, - вздохнул милый старик. - Еще преподобный Серафим Саровский предсказывал; когда, говорит, архиереи станут нечестивыми. Как у нас".

    Теперь Его Блаженство не прочь порассуждать о церкви, которая ценой неимоверных жертв сберегла духовность, о мучениках, пострадавших за веру... У простодушного или несведущего человека может сложиться впечатление, что митрополит Филарет и сам отчасти жертва богоборческого режима, что и его чуть-чуть поднимали на дыбу сокрушители церкви и что и ему пришлось пригубить из общей для всех чаши страданий. Право, Его Блаженство поступил бы значительно благоразумней, если бы вообще не касался этой темы (как впрочем, и перестал бы, наконец, лицемерить в своих проповедях). Ибо, слушая его, мы поневоле вспоминаем слова Иисуса Христа об окрашенных гробах, "которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты".

    4. Три церкви. / Национальное и религиозное. / Его Блаженство желает стать Его Святейшеством.
    В три часа ночи семнадцатого сентября 1991 года несколько десятков человек, большинство из которых были в форме ОМОНа, остальные же - в черных масках, взяли штурмом православный храм в городе Самборе (Львовская область). Опускаю подробности, тросы, машины (с их помощью взламывали двери), "черемуху", дубинки... Скажу только, что отчаянное сопротивление двух священников, двух братьев-близнецов Иоанна и Александра Швецов, и оборонявшихся вместе с ними прихожан довольно скоро было сломлено превосходящими силами нападавших, защитники храма - в том числе и священники - были жестоко избиты, брошены в грузовики и увезены в соседний Дрогобыч, где одних посадили в камеру городского, а других - районного УВД и полсуток держали под арестом, не предъявляя никакого обвинения. Иоанна в конце концов отпустили, Александр из-под стражи бежал, и уже девятнадцатого сентября в Киеве, в гостиничном номере, напоминающем маленький вокзал, братья-священники показывали мне багрово-синие кровоподтеки, отметившие им плечи, спину и грудь. Осадины на их лицах видны были невооруженным глазом.

    Храм в Самборе, в котором поочередно служили две Церкви - Украинская православная (УПЦ) и Украинская автокефальная православная (УАПЦ), - местная власть передала третьей Церкви - греко-католической; православная община добилась отмены этого решения в прокуратуре и Верховном суде республики, самборские и львовские руководители нерушимо встали на своем - и все кончилось так, как и должно было, ночным штурмом и побоищем. Отвратительное насилие, ожесточение, превращающее всякого инаковерующего во врага, пелена ненависти, из-за которой глаза и сердца христиан уже перестали различать в своих братьях Самого Христа, Цареви и Бога нашего, - все признаки религиозной войны можно обнаружить сегодня на Украине и особенно в западных ее областях. За насилием следует мщение, за мщением - новое насилие; во Львове попирают Закон, о. Александр Швец грозит в ответ собрать православное воинство - из этого проклятого круга ни один народ никогда не выбирался без жертв. Каждая злоба, учил современник Смуты, дьяк Иван Тимофеев, родит злобу другую, но люди, одержимые страстью перекроить жизнь на свой лад и заставить всех молиться по установленному образцу, начинают внимать трезвым речам с трагическим запозданием. Может быть, лишь тогда, когда прольется кровь, они с отчаянием и надеждой вспомнят, что религиозные перегородки не поднимаются до Небес, что на земле нашей места хватит всем и что данная Богом жизнь все-таки важнее вопроса о том, кого следует возглашать на литургии: Папу или Патриарха. Было бы славно, если греко-католики не стали бы приколачивать меня к позорному столбу, - но в унии, как и во всяком искусственном образовании, с точки зрения догматической завершенности есть нечто неестественное; было бы замечательно, если православные не бросились бы побивать меня камнями, - но за четыре века уния стала неотъемлемой частью народной жизни, и постыдный спектакль Львовского собора сделал Русскую православную церковь соучастницей насилия, которым советская власть намеревалась навсегда сокрушить греко-католическую Церковь в Западной Украине.

    Не сокрушила. Церковь жива, она сберегла своих священнослужителей, свою паству - и надо обладать извращенно-советским восприятием действительности, чтобы в течение десятилетий (!) твердить, что греко-католическая Церковь на Украине не существует. Братьям-священникам я сказал, что они стали заложниками Его Блаженства. Они кивнули: "Так". Пока власть железной рукой держала униатов за горло, пока они скрывались в подполье или сидели по зонам. Его Блаженство неоднократно выступал с торжественными речами о долгожданном воссоединении греко-католиков с православной верой, ни словом, разумеется, не упоминая при этом, что вероисповедное единство было достигнуто с посильной помощью товарища Берия. Когда хватка власти ослабела и греко-католики смогли, наконец, заявить о своих правах, Его Блаженство надменно утверждал, что такой Церкви на Украине нет. Когда греко-католики, набрав силу, принялись прибирать к рукам один храм за другим, Его Блаженство поднял на всю страну крик о насилии, взывая о помощи к прокуратуре, милиции, а также к М.С. Горбачеву.

    Точно с такой же откровенной ненавистью Его Блаженство воспринял появление первых приходов возродившейся два года назад на Украине автокефальной церкви. Всякий раз при упоминании о ней он в лучшем случае прибавляет "так называемая", а в худшем - "петлюровская"; ее предстоятеля, престарелого Мстислава Скрипника, спесиво величает "лжепатриархом", совершаемые ею таинства объявляет безблагодатными и шлет проклятия и запрещения вслед тем священнослужителям, которые, отрясая со своих ног прах омерзевшей им филаретовщины, уходят к автокефалистам. Когда в нынешнем году Украина отмечала 130-ю годовщину кончины Шевченко, Его Блаженство дал команду своим клирикам и хористам служить и петь возле могилы поэта с утра до вечера, не закрывая ртов, а дружественную власть попросил взять священную для народа Чернечу гору в плотное милицейское оцепление, чтобы, не дай Бог, к Тарасу не проникли презренные раскольники. Девяностодвухлетнему Патриарху Украинской автокефальной церкви так и не удалось помолиться возле могилы великого кобзаря, и он тихо плакал, сидя над Днепром и слушая игру старого бандуриста.

    Разговаривали с молодым священником, недавно перешедшим к автокефалистам. "Отец Игорь, сказал я, - вам наверное, было мучительно трудно оставлять церковь, в которой вы крещены и посвящены, и уходить в другую..." Он кивнул: "Тяжело, вы правы. Но я хотел молиться по-украински... так, как меня мама учила. И потом... Надо на литургии поминать Филарета, а вот здесь, - указал он на свою грудь, - нет молитвы".

    Мрачная тень Его Блаженства падает на всех православных священнослужителей Украины. Это из-за него их честят комитетчиками и пистолетчиками; из-за него православную церковь, церковь равноапостольного Владимира, святых князей-мучеников Бориса и Глеба и великих киевопечерских старцев называют придворной и коммунистической; из-за него собравшиеся возле храма Св. Софии толпы кричали Патриарху Алексию II "Геть московского попа!"; из-за него на Форуме украинской интеллигенции, куда были приглашены католики обоих обрядов: римского и восточного, епископы автокефальной церкви, иудеи и кришнаиты, не оказалось представителей Украинской православной церкви. В простоте душевной я полагал, что мнение общества о Его Блаженстве для меня не секрет. Но даже и предположить я не мог, что презрение к нему будет столь убийственно и единодушно! Тридцатилетний физик-теоретик, заместитель председателя комиссии по культуре Киевского городского совета Максим Стреха спокойно и доходчиво объяснил мне, что Филарет - типичный продукт эпохи и всегда был известен чрезвычайно лояльным отношением к власти. "Он выступил против РУХа, - продолжал Максим, - активно участвовал в предвыборной борьбе на стороне коммунистической партии. Поразительно жесток по отношению к греко-католикам". "Филарет, - сказал мне редактор газеты "Наша вира" Евген Сверсток, двенадцать лет - от звонка до звонка - отсидевший в советском лагере за изданную в Париже книгу публицистики "Собор в лесах", - из тех иерархов, которые имели очень тесную связь с партийным аппаратом. Он и свой аппарат построил по образцу партийного: диктатура верхов, требующая слепого послушания низов. Ничего общего с церковными канонами это не имеет".

    Нельзя вместе с тем недооценивать исключительную гибкость Его Блаженства, присущее ему умение принимать наиболее выгодную в данный исторический момент политическую окраску и немалый опыт убогой, но довольно действенной спекуляции на вере отцов. Глубоко заблуждаются многие мои собеседники, полагая, что он по-прежнему будет ожесточенными непримиримым противником национального возрождения и религиозной терпимости. Плохо они знают Его Блаженство! Был, так сказать, социализм - и он исправно подставлял высокопреосвященное плечо под устои проклятого народом режима, топтал греко-католиков и обвинял в грехе самоубийства студентов, семнадцатью днями голодовки шатнувших тогда еще прочную власть партии и ее ставленников. Победил бы в августе Крючков - Янов, он с облегчением перевел бы дух. наши пришли; возникни сейчас на самом верху какой-нибудь Жириновский, Его Блаженство одним из первых провозгласит ему многия лета; приди нами править Тутанхамон, владыка Филарет и при нем найдет себе место если не верховного, то по крайней мере почетного жреца. Качественное содержание той или иной политической системы не имеет для него существенного значения. Он, может быть, не очень скоро соображает (все-таки, знаете ли, возраст и застарелая привычка к однолинейному мышлению), но я уверен, что уже вот-вот, осмотревшись и прикинув, на чьей стороне сила, митрополит примется брататься с автокефалистами, посылать уверения в братской любви старцу Патриарху, водить дружбу с самыми рьяными самостийниками и на чем свет клясть москалей, три века угнетавших ридну Украину Председателю Верховного Совета Украины и кандидату в ее Президенты Л.М. Кравчуку я, как на духу, высказал мои самые заветные соображения о Его Блаженстве. В живых глазах Леонида Макаровича я увидел неподдельный интерес к моему сообщению. "К чему, например, было митрополиту, - продолжал я, - переводить в Фонд Председателя Верховного Совета республики триста тысяч церковных денег? Разве сама Церковь своими руками не могла на эти деньги накормить бедных, помочь больным?" Леонид Макарович со мной как будто согласился, отметив вместе с тем, что эти средства он передаст на возрождение некогда знаменитой Киево-Могилянской академии. "А знаете ли вы, - спросил затем я, - что такое ставропигиальный монастырь?" Голова Верховной Рады честно признался, что не имеет понятия. Ставропигиальный, растолковал я, - это монастырь, находящийся под непосредственным управлением Патриарха; на Украине такой один - Корецкий женский. "Да, да", - кивнул Леонид Макарович, И Вот ближайший помощник Его Блаженства, некто Пинкус Юрий Михайлович, личность настолько загадочная, что даже бывший чекист, а ныне, как водится, ответственный работник республиканского Совета по делам религий не знает, кто он и откуда, - так вот этот Пинкус, уже прозванный церковным народом наш Распутин, в один прекрасный день объявляет корецкой игуменье, что Кравчук велел со ставропигиальностью покончить и переходить под начало митрополита Филарета. Если же это указание не будет выполнено, Кравчук монастырь закроет, а монахинь разгонит на все четыре стороны. "Кравчук?" - переспросил Леонид Макарович, и в голосе его мне послышалось изумление. "Кравчук", - подтвердил я. Он засмеялся.

    Смех крупного государственного деятеля, вдруг узнавшего, что некий малопочтенный господин пользуется его добрым именем, будто фальшивой монетой, - событие, скажу я вам, совсем не рядового значения. Я, например, воспринял его как преддверие грозы, которая собралась на моих глазах и которая с часу на час должна будет обрушиться на лукавые головы со всей своей очистительной силой.

    Л.М. Кравчук и в самом деле извлек для себя из нашей беседы кое-какие выводы. Он направил письмо Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, в котором просил его рассмотреть вопрос о предоставлении Украинской православной церкви автокефалии. А предстоятелем Церкви, предложил Патриарху Голова Великой Рады, вполне может быть заслуженного церковного деятеля - митрополита Филарета.

    Всегда отличавшая советских руководителей склонность ко всякого рода политическим бракам по самому циническому расчету не оставляет их, судя по всему, и в эпоху всеобщей суверенизации. Искренне жаль, что возрастающее день ото дня количество президентов не влечет за собой повышения уровня нравственности их политики.

    А Его Блаженство намеревается теперь объединить под своим началом обе украинские православные Церкви в одну и стать ее патриархом. Его Блаженство желает быть Его Святейшеством.

    "... это вопрос, - уверял он между тем украинский народ, - сугубо церковный и неразрывно связанный с религиозным вероучением, и поэтому не может быть делом общественных или государственных организаций".

    5. Бывший епископ Ионафан. / Бедная Вера. / Кто кого усыновил.
    Нынешним летом епископ Ионафан (Елецких) привез в Москву Патриарху Алексию II рапорт, который начинался так: "... предстоятель Украинской православной церкви митрополит Киевский и всея Украины Филарет (Денисенко) не может канонически законно возглавлять и управлять Украинской православной церковью ввиду того, что на протяжении нескольких десятилетий ведет немонашеский семейный образ жизни с некоей Евгенией Петровной Родионовой, не состоящей с ним в родственных отношениях, матерью его троих детей".

    Епископ сообщал, кроме того, что семейная жизнь митрополита уже давно перестала быть тайной. В Киеве, например, появлялись на улицах толпы, дружно и весело кричавшие: "Блаженный муж Евгении Петровны!" (Так, весьма вольно, они перетолковали полученное митрополитом как первым лицом Церкви Блаженство.) В других уличных голосах звучало решительное нет вечной диктатуре Евгении Петровны в УПЦ.

    Ионафан пишет, что попал под семейный каток Его Блаженства и Евгении Петровны. На Поместном соборе Украинской православной церкви ему в голову пришла мужественная, но несчастная мысль выступить против того, чтобы предстоятель церкви избирался до конца его дней, пожизненно. Поскольку кандидат в предстоятели оказался всего один, поскольку собор отличался отменной организацией и надежной охраной (братьям-священникам Щвецам омоновцы заломили руки и спровадили подальше от экзархии), постольку остальные владыки, отцы и братья дерзкий вызов Ионафана не поддержали и митрополит Филарет единодушно (при одном воздержавшемся) провозглашен был главой церкви и получил право управлять ею до последнего вздоха. С той поры Его Блаженство заподозрил Ионафана в вероломстве, а Евгения Петровна так высказалась о дальнейшей судьбе неразумного епископа: "Владыка разделает его так, что его не примет ни небо, ни земля"

    Она как в воду глядела: епископа сначала выгнали из управляющих украинскими церковными делами, потом обвинили в краже имущества Киево-Печерской лавры, в опасных связях с современной "бесовщиной" (то бишь с Кашпировским, на вечер которого однажды занесло Ионафана), "в неповиновении правящему архиерею и измышлении против него козней" - и, натурально, запретили в священное лужении. Отчаявшийся Ионафан кинулся в Москву, был на приеме у Патриарха, заглянул и ко мне. Ужас перед Его Блаженством и Евгенией Петровной сменялся в нем надеждой на справедливое решение Патриарха и Священного Синода, и он приободрился и веселел. Затем его охватывало уныние: слишком хорошо известна ему была хищная сила той стороны, слишком мощные имелись у нее повсюду союзники, чтобы можно было взять над ней верх. Но снова вспыхивала в нем решимость, и он потрясал угрозой второго разоблачения - теперь уже своих отношений с КГБ. "Я расскажу! Я такое расскажу!" - говорил он, а я глядя на него, не мог избавиться от тягостного и скорбного чувства. Когда он еще не был Ионафаном, а был мальчиком Толей Елецких, огорчавшим партийных и неверующих родителей своим, для них совершенно непостижимым стремлением к церкви, к вере, к Богу, прятавшим переписанное от руки Евангелие и Молитвослов за батарею, в конце концов пробившимся в семинарию, - тогда, сам того не ведая, он совершил настоящий духовный подвиг Он вырвался из "клейкой стихийности мира" (Григорий Сковорода) и уже взлетел, но не сумел миновать настороженных на его душу силков. И странно, и страшно, что чистое золото его веры стало тускнеть от погружения в церковную среду.

    Вернувшись в Киев, он заметался. Телефонные звонки с утра до ночи стали раздаваться у него на квартире с угрозами; жулье залезло в маленький домик на самой окраине Киева, где он иногда жил. Потеряла покой Ольга Семеновна, его мама. Из Москвы, от Патриарха, никаких известий не было, и он принял окончательное решение: бежать от Филарета в Украинскую автокефальную православную церковь.

    Автокефальные архиереи приняли его, как брата; он получал возможность служить в сущем сане и епископскую кафедру; кроме того, он мог выступить по телевидению и рассказать народу о причинах, побудивших его порвать с Украинской православной церковью. Перед тем как перейти свой Рубикон, он вдруг отправился к Его Блаженству с намерением высказать ему на прощание всю правду прямо в лицо. Митрополит протомил его в приемной до вечера; свидание с ним лишило Ионафана всякой решимости, он отрекся от автокефалистов и признал, что возвел на Его Блаженство напраслину, обвинив в супружеском с Евгенией Петровной сожительстве, от которого произошло трое детей: две дочери и сынок. Вскоре Его Блаженство созвал архиерейский собор; украинские владыки дружно растерзали Ионафана и приговорили его к лишению епископского достоинства. Он превратился в простого монаха и в этом качестве предстал перед журналистами на пресс-конференции, устроенной по окончании соборных заседаний. По сообщению, опубликованному на следующий день Украинформом, прозрению и раскаянию Ионафана способствовали "юридические документы, которые свидетельствуют, что владыка Филарет взял детей на воспитание из детского дома".

    Юридическими документами громко названа справка, которую Его Блаженство на пресс-конференции предъявил со сцены залу и на полминутки дал в руки лишь одному корреспонденту. Должно быть, исключительно в связи с этим разные средства массовой информации ее содержание толковали по-разному. Одни утверждали, что именно Его Блаженство усыновил деток, - нимало, однако, не смущаясь тем обстоятельством, что монаху радости даже такого отцовства строжайше запрещены. Другие нас уверили, что приемной матерью несчастным сиротам стала Евгения Петровна Родионова. При этом, правда, поневоле возникал соблазнительный вопрос: а кем она приходится Его Блаженству, с юношеских лет, как известно, отрекшемуся от мира? Почему она живет с ним в одной квартире, где по советским законам они оба и прописаны? Отчего и по какому праву в роли несомненно первой дамы она присутствует на приемах, торжественных церемониях и даже богослужениях во Владимирском кафедральном соборе? "А что она... Иродиада эта... вытворяет в соборе?! — смеясь сквозь слезы, рассказывал мне о. Гавриил (Захаров). - Это же только подумать! Где такое было видано, чтобы какой-то бабе архиереи целовали руку! Все архиереи целуют! А попы идут на малый вход, а она стоит в пономарке - и, значит, попы подходят, она ручку кладет, и они ее целуют! Где такое! Раньше таких... - тут он присовокупил очень крепкое слово, - в церковь не допускали, а теперь... На почетное место. И целуют руку". И почти с ужасом отзывался старенький архимандрит Пимен, кормилец приблудных собак и кошек: "Она свирепая женщина. Митрополит ее боится, как огня. Хуже всего. Никого митрополит не боится, а Евгению Петровну боится. Що она скажет - она там хозяйка. И до каких пор она будет хозяйка - не знаю..."

    Священник Украинской автокефальной православной церкви Александр Зарудный несколько лет работал фотографом в экзархии под началом митрополита Филарета, потом учился в Одесской семинарии, потом оттуда был отчислен - его как я понял, ни на день не оставляла мечта о священнослужении, но всякий раз выталкивала среда, с которой примириться он так и не смог. Своими снимками, например, он стремился передать образ верующего человека, красоту православного богослужения, просветленный миг общения с Господом, но церковная редакция отправляла его в Совет по делам религий, где бывшие чекисты доходчиво объясняли ему, что религия в Советском Союзе отмирает, в храм ходят только придурки и потому снимать ему следует не молодых людей, благоговейно прикладывающихся к иконам и осеняющих себя крестным знамением, а исключительно священнослужителей и лучше всего - митрополита Филарета. Он поступил в семинарию, но довольно скоро ему стали отвратительны царящие там лицемерие и висящие друг против друга портреты Щербицкого и митрополита Филарета. Коммунистический вождь Украины и ее православный пастырь глядели друг на друга с полным пониманием.

    Экзархат, - делился горькими своими воспоминаниями о. Александр, - был превращен в какую-то семейную лавочку. Причем слово митрополита было последним, а первым - слово Евгении Петровны. Она занималась подбором кадров, вмешивалась в епископские хиротонии и рукоположения священников. Даже письма, в которых верующие сообщали митрополиту о своих заботах или вскрывали недостатки местных священников, проходили через руки Евгении Петровны, и она решала, достоин ли священник осуждения или его следует оставить в покое. Некоторое время я был их семейным фотографом, ездил к ним на дом. Евгения Петровна любит роскошно одеваться и подыскивает себе наряды, о которых не может даже мечтать обычная советская женщина. Я был приглашен однажды снять ее гардероб. Занятие оказалось довольно утомительным. Дорогие вещи, красивые вазы, иконы - это, так сказать, фон, на котором я снимал Евгению Петровну в разных нарядах. Она хотела себя увековечить, а я в тот вечер вышел на улицу, поглядел, как возвращаются после работы домой загнанные жизнью люди, и мне стало тошно от этой великосветской дамы с ее не очень хорошим вкусом. - Он помолчал. - Дети? Я с ними дружил. Жили в роскоши, а воспитывала их улица. Веру они отдали очень рано за студента семинарии, Любу тоже... Андрей сидел в тюрьме. Евгения Петровна не способна никого любить. Она на всех смотрит как на вещи... как на орудия своей интриганской деятельности".

    Как и епископ (теперь уже бывший) Ионафан, Вера Медвидь тоже направила письмо Патриарху Алексию II. "Ваше Святейшество, - писала она, - я, дочь Родионовой Евгении Петровны, настоящим свидетельствую, что на протяжении всей моей сознательной жизни, проживая с моей матерью и владыкой митрополитом Филаретом в одной квартире по адресу: Киев, ул. Пушкинская, 5, кв. 16, неоднократно слышала угрозы шантажа с ее стороны, т.е. Родионовой Евгении Петровны, в адрес владыки Филарета, а именно: "Если ты не будешь выполнять мои приказы и будешь умничать много, то я скажу на Священном Синоде, что у тебя есть от меня родные дети, и тогда ты пойдешь с мешком по городу Киеву". Владыка Филарет этого очень боится и вынужден идти у нее на поводу даже во всех церковных вопросах, например, при выборе епископов и их назначении. С помощью этого шантажа Евгения Петровна овладела всей экзархией..." С Верой я познакомился. Это маленькая, хрупкая женщина с голубыми глазами и чуть скуластым, бледным лицом. В своей двадцатишестилетней жизни она успела испытать столько унижения, обид и боли, что было бы лишь справедливо, если судьба дала бы ей теперь то, о чем она мечтает больше всего: покой. "Не нужны мне эти хрустали... эти Волги", - говорила она, и лицо ее розовело, и едва заметно начинал подергиваться правый уголок рта. - Я хочу нормальной жизни, хочу покоя... Мне всем приходится доказывать, что я нормальный человек, что я не вор, не какая-нибудь... За девять лет я устала от этого. И дети мои успели устать. Я, как тот декабрист, везде побывала: Магадан, Якутск, Иркутск, Чита... Она меня везде доставала. И я хочу, чтобы она меня больше не трогала, перестала присылать милицию... В шестнадцать лет выдала меня замуж, я двух детей родила, а потом ей Онуфрий не угодил. И сломала нам жизнь. И Любе сломала - с первым мужем ее развела, теперь за второго выдала... Она нас била... вот... шрамы на пальцах... а Любу, ей двадцать два, до сих пор бьет... Андрей из дома ушел в шестнадцать лет, его посадили - он якобы ее обокрал. Он вышел - мама все его документы забрала и отправила его ко мне в Иркутск. Она его выпроводила, как Иисуса Христа... как и меня - в воздухтрест! Хорошо, я работала в ГУВД Иркутска, я ему все восстановила, даже военкомат знает, что я занималась его документами. Родионов Андрей, вы можете проверить... Нет, я про отца... - Она запнулась. - Про владыку я ничего плохого сказать не хочу. Он образование нам дал. Сколько я себя помню, отец... владыка жил с нами в одной квартире... Извините, - вдруг резко сказала она, - бывают ли такие обстоятельства, что мои дети с ним на одно лицо?!"

    Она и сама очень похожа на Его Блаженство - хотя в конце концов тут, может быть, всего-навсего совпадение, некое, как выразилась Вера, обстоятельство или что-нибудь в таком же роде. Он ли взял на себя сирот из детского дома, Евгения ли Петровна - разве в этом дело) (А ее будто бы удочерила покойная мама митрополита - притом, что у Евгении Петровны жива еще, слава Богу, родная мама, Родионова Ксения Митрофановна.) Но постоянная, мучительная раздвоенность, в которой выросли две девочки и один мальчик, всегдашний страх нечаянно проговориться и назвать отца отцом, сознание, что они не имеют права быть его детьми, игра в приемных родителей, ложь на каждом шагу -Господи, да от этого же с ума можно сойти!

    И почему с таким мрачным ожесточением говорила мне Вера: "Я поняла, именно деньги правят судьбой. А не имеешь - с тобой будут делать все что захотят... Будут делать те, у кого они есть".

    Чей это урок? Его Блаженства? Евгении Петровны?

    6. Сон Володи Макарчикова.
    Володя Макарчиков, чудесный молодой человек с окладистой каштановой бородой и мягкими карими глазами, строитель церкви на левом берегу Днепра - за всю советскую эпоху первой новой церкви в Киеве, на которую жертвовали люди, в том числе и Его Блаженство, уделивший от скромных достатков своих целых семьсот рублей, - Володя Макарчиков видел однажды сон. Вот стоит он в храме, в притворе его, и с ним еще несколько человек. И митрополит Филарет к ним подходит - как бы для того, чтобы их причастить. Подошел и поставил пока Чашу на столик. Странно, подумал Володя, отчего же причащать нас он будет в притворе... Но тут взглянул на Чашу и похолодел. На краю ее, увидел он, сидят черные детки с громадными клювами и клюют, клюют безостановочно Святые Дары. Володя кинулся их отогнать, заглянул в Чашу и вместо Святых Даров, вместо Тела и Крови Христовых разглядел там какое-то гадкое месиво - разглядел и завопил в ужасе: "Владыка! Да чем вы нас причащаете?" Заглянул в Чашу и Филарет, и закричал, и закрыл лицо руками.

    7.Необходимое послесловие

    Вещим сном Володи Макарчикова можно было бы закончить это повествование. Однако благоприобретенный в Киеве, Санкт-Петербурге и Москве материал соблазняет меня и я останавливаюсь как бы на распутье.

    Поделиться ли с читателем некоторыми небезынтересными подробностями деятельности господина Пинкуса на берегах Невы? Живописать ли поистине роскошные приемы, эти, так сказать. Лукулловы пиры, которые Его Блаженство время от времени устраивает для лучших людей Киева и на которых, подобно звезде первой величины, бесподобно блистает Евгения Петровна? Или же сообщить о проходившем недавнем соборе Украинской православной церкви и о мужественной попытке одного мирянина довольно пожилых лет обличить Его Блаженство, попытке, закончившейся тем, что приглашенные на сей раз вместо ОМОНа охранять избранных клириков и епископов молодые бойцы из школы восточных единоборств очень быстро и ловко скрутили правдолюбца и вытолкнули его вон из собора Св. Софии?

    Но ведь надо и пожалеть читателя, который, должно быть, сыт по горло всей этой мерзостью. Как-нибудь в другой раз - если, конечно, возникнет необходимость.

    Между тем одно заявление сделано со всей решительностью. Найдутся, я знаю, на Украине охотники изобразить мои заметки происками Москвы, ныне кусающей себе локти в глухой великодержавной тоске. Посыпятся обвинения: Москва роет яму для Украинской православной церкви, стремящейся к самостоятельному и независимому от Русской православной церкви бытию. Так вот: лично я - за то, чтобы независимая Украина создала все условия для процветания единой и независимой Украинской православной церкви. Но всеми помыслами, всей душой и всем существом моим я против того, чтобы эту Церковь возглавлял Михаил Антонович Денисенко.

    Примечания.
    1 Это имя встречается нам на страницах Нового Завета. Иродиада вступила в кровосмесительный брак сначала с одним своим дядей, а затем с другим - Иродом Антипой. Иоанн Креститель обличал ее грехи, и она добилась его казни. Женщина, представившаяся мне домохозяйкой Его Блаженства, и особа, получившая в среде украинских священнослужителей столь малопочетное прозвище, - одно и то же лицо. Несколько позднее я постараюсь удовлетворить законное читательское любопытство.

    2 А между тем Лесков писал Ивану Сергеевичу Аксакову: "Я никогда гн осмеивал сана духовного, но я рисовал его носителей здраво и реально. Вы говорите: "их надо дубьем". А они дубья-то Вашего и не боятся, а от моих шпилек морщатся..."

    Огонек №№ 48 и 49, 1991 г.
     
  2. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    Третье имя Патриарха Киевского Филарета
    Пока идет разбирательство, писал или нет покаянное письмо патриарху Кириллу глава Украинской православной церкви Филарет (ясность может внести только сам Филарет), я обнаружил, что в Сети, хоть и часто упоминается, но не выложена знаменитая статья Александра Нежного "Третье имя". Существующий по сей день журнал "Огонек" не считает нужным оцифровать и выложить свои номера за лучший, перестроечный, период своей истории. Подозреваю, что даже в бумажной форме они эти номера отправили на помойку, хотя кто знает.

    Первую статью А.Нежного о нашем персонаже можно прочесть на портале "Кредо". А вот статью "Третья имя" я только что отсканировал из сборника "Горестные факты", под редакцией Зои Крахмальниковой, выпущенного в Австралии в 1992 году.
    1.jpeg 2.jpeg 3.jpeg 4.jpeg
     
  3. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

  4. Aksel

    Aksel Дългосрочно пребиваващ

    Человек отбыл наказание, исправился и стал достойным, даже выдающимся членом общества. Все, как в правовом государстве.
     
    fikus_natasha нравится это.
  5. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    Мишустин проворовался на компьютерах
    …и думал, что никто не поймает за руку. Не поймали. Продолжает воровать…
    Антонина Становая
    2011 год

    0.jpg
    Михаил Мишустин
    Когда молодой Миша Мишустин познакомился в середине 90-х с депутатом Государственной думы Борисом Федоровым, он грустно торговал компьютерами в небольшой компании «Компьютерный клуб», но страсть как хотел заработать по-настоящему. Мечта юного торговца компьютерами сбылась, когда назначенный в мае 1998 года начальником Госналогслужбы Федоров предложил Мишустину стать своим заместителем и заняться закупками компьютеров для всех налоговых страны, пообещав выделение по-настоящему огромных средств на эти цели. Налоговая служба в то время представляла собой печальное зрелище — во многих инспекциях не хватало даже калькуляторов, не говоря уже о персональных компьютерах или единой на всю страну автоматизированной системе, у граждан не было ИНН, а учет имущества не велся.

    Пользуясь услугами своих знакомых по компьютерному рынку, Мишустин рьяно взялся закупать технику, отчаянно завышая её стоимость. Налоговая оплачивала миллионы за создание хитроумно описанного программного обеспечения, а оно сводилось к простейшей базе данных, написанной на DBase. Огромная разница, между потраченным бюджетом и реальной стоимостью поставленного в налоговую распределялась среди организаторов этих закупок.

    Всегда уважительно и, даже, немного заискивающе разговаривающий со старшими (особенно по положению!), Мишустин никогда не забывал благодарить свое руководство, активно способствуя повышению его благосостояния, благодаря чему, он усидел в заместителях у четырех руководителей налоговой службы, пока в 2004 году его не уволил Анатолий Сердюков.

    Шесть лет работы в Правительстве, не могли пройти бесследно, а Мишустин всегда прекрасно заводил связи и умел дружить с нужными людьми. Но вот беда — на что ты можешь претендовать, если у тебя репутация программиста? Конечно же, на создание компьютерных программ.

    С 2004 года наш Герой возглавил Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости и пообещал — вся земля в России будет описана, оцифрована и введена в компьютер. Реализация этого амбициозного плана требовала всё того же: закупки компьютеров и написания программы. К сожалению, бюджетные ассигнования на маленькое федеральное агентство были несопоставимы с тем, сколько могла тратить налоговая служба, но наш Герой находит способ заработать больше. Мишустин объявляет: чтобы оцифровать Россию-матушку обязательно нужна качественная аэрофотосъемка. Стоит, конечно, очень дорого, но земля — это наше всё и экономить на ней нельзя!

    К 2006 году наш Герой уже не просто состоятельный — он неприлично богатый чиновник, один лишь дом на Рублевке которого стоил по тем ценам более 30 миллионов долларов США с полноразмерным бассейном и огромным универсальным спортзалом. А все равно всего лишь компьютерщик! И вот Мишустина назначают руководителем агентства по управлению особыми экономическими зонами. Наконец-то у него появляется возможность заработать уже не сотни миллионов долларов США, а миллиарды на этих внутренних оффшорах, разрешая беспошлинно ввозить сумасшедшие объемы контрабанды под видом товаров для переработки, которые и не снились даже печально известной тогда Домодедовской таможне. Может конечно Мишустин и будет это отрицать, но почему-то в 2006 и 2007 году Мишустина часто видят вместе с бывшим начальником Домодедовских таможенных складов Виталием Качуром. Они вместе кушают в дорогих ресторанах и летают за границу, а у Качура с компьютерами ничего общего не было. Но контрабандные деньги не появятся сразу, а основательно разработанная схема воровства бюджета под видом закупок компьютеров не может простаивать — люди разбегутся.

    И вот, наш руководитель оффшорных зон, как в старые добрые времена пишет в Правительство — ну жуть как нужны 2,84 миллиарда рублей на создание компьютерной программы, чтобы всеми оффшорными зонами руководить! Честно говоря, это уже неприлично. Ну хорошо, налоговой службе нужна своя особая налоговая программа, чтобы присваивать ИНН и проверять декларации. И земельному кадастру без особого компьютерного учета никак не обойтись. Но сразу несколько опрошенных нами экспертов в области CRM-систем однозначно заявили: для руководства особыми экономическими зонами, достаточно телефона, электронной почты и программного комплекса Microsoft Office 2007 стоимостью 500 долларов США, чтобы за два дня на базе программы MS Access написать простенькую базу данных участников особой экономической зоны. Никакой автоматизированной информационной системы не требуется, потому что просто нечего там автоматизировать.

    И что вы думаете, деньги опять выделяют! Но вот незадача, времена поменялись и закупать теперь нужно только по конкурсу, а всю информацию публиковать. Сложности были преодолены довольно быстро и нужные компании выиграли необходимые конкурсы. Мишустин не учел лишь одного — деньги уходят, а конкурсная документация остается. Благодаря этому демократическому завоеванию у нас есть возможность документально продемонстрировать на как уплывали 2,5 миллиарда бюджетных рублей из почти 3-х выделенных.

    Руководителем специально созданной конкурсной комиссии Мишустин назначил своего заместителя и вообще доверенного человека — Кирилла Янкова, в задачи которого входило обеспечить победу нужных компаний на конкурсе, причем сделать это так, чтобы конкуренты, предложившие цену в два раза меньше, проиграли. Думаете невозможно? Вот, например, как это делается.

    На конкурс 2009-23/1 поступили две заявки — от ЗАО «Агентство инвентаризации и учета имущества» — карманная контора Мишустина, оставшаяся еще после поставок компьютеров в Роснедвижимость, и от ОАО «Промышленные информационные системы», известный в г.Санкт-Петербурге системный интегратор.

    Подставная контора Мишустина предложила 22 миллиона рублей, а петербургский интегратор предложил за тот же объем работ 15,5 миллионов. Разница — 6,5 миллионов. Как же присудить победу первой? Кирилл Янков объявляет — цена не главное. Главное — это срок исполнения контракта и срок гарантии на поставляемое оборудование.

    Питерская компания предлагает срок поставки 7 рабочих дней, но подставная компания заявляет, а мы поставим за 2 дня (заведомо невозможно). С одной стороны — разницы для Федерального агентства вообще нет, но математически — разница более чем в 3 раза!

    Питерская компания предлагает — срок гарантии на оборудование 36 месяцев, то есть откровенно очень большой. Но подставная компания не мелочится — срок гарантии на компьютеры 15 лет или 180 месяцев. Вот скажите честно, ну хоть у кого-нибудь сохранился не просто работающий компьютер 1996 года, а находящийся на гарантийном обслуживании? Это не утопия — это откровенное мошенничество.

    Еще один способ оплаты воздуха бюджетными деньгами — услуги. Задумайтесь, сколько стоит установка одного системного блока (компьютера) и подключение его к сети? А все зависит от того, как она описана в договоре. В Государственном контракте №43 эта услуга сформулирована так:

    «Монтажные работы»
    • Проверка внешнего вида упаковки на предмет отсутствия внешних повреждений
    • Распаковка и осмотр внешнего вида оборудования на предмет отсутствия внешних повреждений, сборка, соединение отдельных компонент товаров проводами и подключение к источникам электропитания
    Стоимость: (не падайте!) 106 тысяч рублей за компьютер

    «Развертывание и настройка программного обеспечения»
    • Проведение тестов, подтверждающих, что предложенное оборудование соответствует всем требованиям технических спецификаций (с использованием тестов производителей оборудования)
    • Конфигурирование проводной сети передачи данных Fast Ethernet
    • Настройка оборудования Системный блок №1, МФУ №1
    • Проведение тестирования проводной сети передачи данных Fast Ethernet на оборудовании, входящем в состав ПТК 001
    • Разработка исполнительной документации
    Стоимость: (уже можно падать) 2 миллиона рублей за компьютер

    Переводим на русский: взять коробки с системным блоком, монитором и принтером; посмотреть, не разбиты ли коробки, открыть коробки, достать монитор, системный блок и принтер, достать провода; вставить три провода в розетку, вставить провод от системного блока к монитору, вставить кабель в принтер. Затраченное время — минут 5.
    Итого за работу: 106 тысяч рублей

    Далее: включить компьютер, дождаться пока загрузится Windows, посмотреть на вкладке в панели управления, сколько тактовая частота процессора, сколько размер памяти, запустить тест скорости видеокарты; настроить сеть, то есть выбрать в меню — получить адрес автоматически, обжать кабель и вставить его в сетевую плату в системном блоке (а может, даже и не обжимать), установить драйверы принтера (многофункциональное устройство), напечатать тестовую страницу, ну и наконец — проверить, есть ли интернет — запустить браузер. Затраченное время — минут 15.
    Итого за работу: 2 миллиона рублей

    1 декабря 2009 года Агентство по управлению особыми экономическими зонами ликвидировали, но Кирилл Янков упорно продолжал закупать и закупать технику, создавать автоматизированную информационную систему управления и оплачивать работы. Зачем?

    Когда в мае 2010 года Счетная палата России потребовала от Министерства экономического развития наказать виновных, заместитель министра Олег Савельев с сожалением констатировал — все сотрудники уволились, наказывать некого!

    Сам же Михаил Мишустин в 2009 году присоединился к команде своего бывшего руководителя Бориса Федорова в возглавляемой им Объединенной Финансовой Группе, где за год смог официально заработать 78,6 миллионов рублей, а его жена, оформленная в дочернюю структуру ОФГ — 17 миллионов рублей, итого — 95,6 миллионов рублей. Надо же было отмыть, то есть легализовать хотя бы небольшой доход. К сведению, в 2009 году абсолютно все управляющие компании в России понесли очень большие убытки и находились на грани краха из-за финансового кризиса. Вряд ли Мишустин был так полезен в доверительном управлении активами клиентов, чтобы быть достойным зарплаты в 8 миллионов рублей в месяц.

    С весны 2010 года — Михаил Мишустин руководит Федеральной налоговой службой России. Этой должности он ждал двенадцать лет, с тех пор как Борис Федоров сделал его в 1998 году заместителем Министра по налогам и сборам. Теперь в его руках настоящие деньги — доступ к налоговой части бюджета. Бессменный соратник Кирилл Янков — заместитель Михаила Мишустина.

    Свое второе пришествие в налоговую Мишустин начал с того, что попытался возглавить воровство НДС из бюджета, переведя все существующие потоки на себя и многократно увеличив суммы возмещения. Всем мошенникам и бандитам было объявлено — теперь за получение НДС нужно отстегнуть 50% от суммы возмещения (это не считая 10% сотрудникам центрального аппарата МВД России и 10% ФСБшникам за крышевание). Мошенники вначале расстроились, повздыхали-повздыхали, но согласились. И вот, уже спустя 6 месяцев после назначения нового руководства ФНС России повалил вал заявлений на возмещение в размере более 10 миллиардов рублей в квартал. Но афера провалилась из-за утечек в СМИ и большинству компаний пришлось отказать в возмещении. Говорят, у Мишустина в ноябре был серьезный конфликт с некоторыми мошенниками, которых он кинул. Каждая схема возмещения стоила от одного до трех миллионов долларов США, в эту сумму включаются затраты на создание поддельных документов, наем подставных директоров и лже-сотрудников, аренду складов, перевозку вымышленного товара, покупку уже использованных ГТД у контрабандистов, и этот конфликт не разрешен до сих пор. В результате, Мишустинцы решили возбудить дела на мошенников, чтобы охладить их пыл, а мошенники — на людей Мишустина из мести. Самое интересное, что сажать надо и тех и других, но только кто же их посадит — у всех ведь «крыша» есть. В результате, сейчас в управлении Следственного комитета России по Москве расследуется уголовное дело сразу по 13 эпизодам НДС, но по делу никто ничего не делает — все договорились.

    Расследования — расследованиями, а деньги-то нужны. И вот уже в который раз Федеральная налоговая служба объявляет — на дворе новый век, нужны новые технологии. Будем помогать бизнесу и откажемся от выездных налоговых проверок совсем. Электронный документооборот счетов-фактур — вот наше светлое будущее. Конечно, налоговой службе придется кардинально обновить парк своих компьютеров, разработать и внедрить принципиально новое программное обеспечение, но в результате будет счастье всем. А размер затрат на счастье не так уж и важен.

    Говорят, что нельзя два раза войти в одну и ту же реку. Но это не про нашего Героя. Руководить закупками будет все тот же Кирилл Янков, которому место на нарах, а выигрывать конкурсы будут все такие же подставные фирмы. Ничего не изменилось.

    В-общем, как был компьютерщиком, так и остался им. Даже НДС как следует украсть не смог. Жалкий он какой-то…

    Вместо послесловия:
    В апреле 2011 года материалы Счетной палаты, доказательства мошенничества по закупкам были переданы в Следственный комитет России. Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин сообщил журналистам вчера утром, что материал потеряли.
    1.jpg 2.jpg 3.jpg 4.jpg 5.jpg 6.jpg 7.jpg 8.jpg 9.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg
     
  6. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    РБК рассказал, как за год в бизнесе Мишустин заработал $2,5 млн, которые за шесть лет принесли его семье $33,55 млн дохода.
    Более чем по 200% прибыли в год.
    Свои доходы чиновникам получается увеличивать сильно быстрее, чем гражданам, у которых они падают шестой год подряд.
     
    Aksel нравится это.
  7. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    Суд Лондона опубликовал досье с компроматом на Путина: полный текст
    Высокий Суд Лондона в ходе слушаний по делу об убийстве Александра Литвиненко опубликовал конфиденциальное досье на главу ФСКН Виктора Иванова, составленное бывшим полковником ФСБ Юрием Швецом по заказу Литвиненко. По мнению Дина Эттью, бывшего главы британской компании Titon, для которой предназначалось досье, оно то и могло стать причиной убийства Литвиненко. В документе содержится информация о криминальных связях не только Виктора Иванова, но и Владимира Путина.

    «Открытая Россия» опубликовала перевод досье.

    Полный текст документа
    Иванов Виктор Петрович родился в Новгороде. Паспорт ……….
    С 1995 по 1997 проживал по адресу …………..
    С 1997 по 1999 проживал по адресу …………..
    С 1 января 2004 постоянно зарегистрирован по адресу …………..
    в 1971 окончил Ленинградский электротехнический институт связи, факультет радиосвязи.
    В 1978 окончил Высшие курсы КГБ.
    Женат, имеет детей.
    Жена: Иванова Вера Васильевна
    Сын: Иванов Ярослав Викторович
    Мать: Иванова Надежда Михайловна

    Согласно официальной информации администрации Санкт-Петербурга, собственниками квартиры, расположенной по адресу ……………., являются сводная сестра Иванова Жанна Романова, ее муж Чигидин Алексей Валентинович и Иванова Надежда Михайловна (мать Иванова)

    По данным МВД России, в криминальном плане Иванов чист. Как и в случае с Шуваловым, это означает, что обвинения в уголовных преступлениях и административных правонарушениях Иванову никогда не предъявлялись. Как и в случае с Шуваловым, это не означает, что Иванов никогда не нарушал российский закон. Так же, как и Шувалов, Иванов занимается частным бизнесом, что для правительственного чиновника противозаконно. Российские официальные лица часто пренебрегают этим законом, поскольку чувствуют себя неприкосновенными. Однако, как показывает советская история, условия могут изменяться.

    Официально Иванов не владеет автомобилями.

    История работы Иванова:
    1971—1977: инженер научно-производственной ассоциации «Вектор»
    1977—2000: служба в КГБ. В 1987—1988 служебная командировка в Афганистан.
    В 1988—1994 служил в Ленинградском управлении КГБ (позже — ФСБ). Последняя должность — начальник отдела по борьбе с контрабандой.

    В 1990 году совместно с Юрием Новолодским (петербургским юристом, председателем Балтийской коллегии адвокатов) основал Фонд делового сотрудничества «Базис», где занимал должность генерального директора. Иванов рапортовал своим начальникам, что фонд был создан для оперативных нужд КГБ. Это была ложь. В действительности это было частное предприятие, которым Иванов руководил вопреки закону и внутренним правилам КГБ.

    В декабре 1990 года совместно с Борисом Грызловым и Валентином Чуйкиным он основал малое предприятие «Блок» и стал его директором. Он снова солгал начальству, что предприятие создано для оперативных нужд КГБ, и руководил им вопреки закону и правилам КГБ.

    Согласно уставу, компания «Блок» занималась переработкой вторичного сырья и туризмом. Кроме того, Иванов включил в устав компании «научно-исследовательскую и консультативную деятельность». Однако компания никогда не занималась наукой, а что касается консультативной деятельности, то консультировал Иванов в основном Тамбовскую преступную группировку и ее лидера Владимира Кумарина.

    В октябре 1994 года Иванов был отправлен в отставку в звании полковника и стал начальником управления административных органов мэрии Санкт-Петербурга. Мэр Анатолий Собчак назначил Иванова на эту должность по рекомендации своего помощника Владимира Путина. Иванов занимал эту должность до июня 1996 года и ушел нее, когда Собчак проиграл выборы Владимиру Яковлеву.

    С 1996 по 1998 год Иванов был генеральным директором АО «Телеплюс», в число основателей которого, помимо российских компаний, входила American International Telcell Inc., дочерняя компания транснациональной корпорации Metromedia. «Телеплюс» занимался спутниковым телевещанием и транслировал 30 каналов, в том числе CNN и Euronews.

    Когда Путин стал директором ФСБ, он назначил Иванова на ключевую позицию начальника Управления собственной безопасности ФСБ.

    С апреля 1999 по январь 2000 года Иванов был заместителем директора ФСБ, начальником Департамента экономической безопасности; он отвечал за борьбу с организованной преступностью в сфере предпринимательства. В то время ФСБ освоила методы, прежде применявшиеся организованными преступными группировками: рэкет, вымогательство, защиту «дружественных» компаний и разрушение «недружественных».

    5 января 2000 года исполняющий обязанности президента Путин назначил Иванова заместителем главы администрации президента; на этой должности он курировал кадровую политику.

    Кроме того, Иванов курировал Комиссию по помилованию при президенте; она составляла списки осужденных, которые могли быть помилованы Путиным. В 2001 году в докладной записке на имя Путина Иванов обвинил комиссию в «мягком» подходе» и предложил ввести в ее состав «профессионалов». Председатель комиссии Анатолий Приставки выражал озабоченность по поводу того, что составляемые комиссией списки «фильтровались» Ивановым.

    В 2001 году Иванов возглавил межведомственную рабочую группу по иммиграционному законодательству. В 2002 году группа разработала новый закон о гражданстве, который превратил 20 млн. этнических русских, живших на территории бывшего СССР за пределами России, в иностранцев. Кроме того, согласно этому закону, десятки тысяч российских военнослужащих, расквартированных в других странах бывшего СССР, оказались лицами без гражданства. Закон был принят Федеральным Собранием, но позже в него были внесены существенные поправки из-за возмущения в обществе, которое он вызвал.

    С июня 2002 года Иванов — председатель совета директоров концерна «Алмаз-Антей», производящего системы ПВО С-300. На пост генерального директора компании Иванов назначил своего помощника Игоря Климова. В 2003 году Климов был убит.

    В апреле 2004 года Путин реорганизовал администрацию президента; у ее главы Дмитрий Медведева осталось только два заместителя — Владислав Сурков и Игорь Сечин. Иванов был назначен помощником президента.

    С июля 2004 года он глава межведомственной рабочей группы по разработке концепции национальной стратегии по борьбе с нелегальными доходами.

    16 июня 2004 года он назначен заместителем председателя президентской комиссии по административной реформе.

    4 ноября 2004 года он был избран председателем совета директоров «Аэрофлота».

    Профессиональная эволюция
    Хотя последним постом Иванова в КГБ был начальник отдела по борьбе с контрабандой, большую часть времени в Ленинградском управлении КГБ он работал с кадрами. КГБ направлял в службу кадров только тех офицеров, которые были непригодны к полевой работе в качестве оперативника или аналитика. Это была своего рода свалка, безнадежный и унылый конец профессиональной карьеры. Другие сотрудники КГБ относились к кадровикам с презрением. Кадровики в ответ собирали компромат на коллег и разрушали их карьеры. За время работы в кадровой службе у Иванова сформировалось несколько личных правил: правы всегда те, у кого больше прав (в бюрократическом смысле); никогда не надо проявлять инициативу — тот, кто ее проявит, должен будет ее осуществлять и в результате будет наказан за неудачу. Его подход к кадрам был таким: «Нам не нужны светлые головы в КГБ. То, что нам нужно, — это посредственность, но надежная и усердная».

    Бывший начальник Иванова по Ленинградскому управлению КГБ описывал его как тихого человека, никогда не проявлявшего инициативы, это был своего рода «господин Никто».

    Двухлетняя работа в Афганистане подтвердила эту оценку. КГБ направлял в Афганистан только тех офицеров,которые были бесполезны для работы в СССР и во внешней разведке.

    Все изменилось в конце 1980-х, когда КГБ дал своим офицерам указание заниматься бизнесом и привлекать к этому любых полезных людей, включая преступников, которые в те времена были единственными, кто знал, как работает рынок, по крайней мере, черный.

    Выполняя приказ, Иванов установил деловые связи с Тамбовской преступной группировкой и ее лидером Владимиром Кумариным. Тамбовская ОПГ вела битву не на жизнь, а на смерть с другой могущественной бандой — Малышевской — и ее лидером Малышевым. В этой гангстерской войне Иванов принял сторону Кумарина и помог его группировке победить. Основным активом, за который они бились, был Санкт-Петербургский морской порт, который использовали как перевалочную базу при перевозке колумбийских наркотиков в Западную Европу.

    В результате этого сомнительного делового сотрудничества Иванов приобрел долю в капитале Санкт-Петербургского морского порта, и этим бизнесом он управляет до сих пор. С другой стороны, в середине 1990-х Тамбовская ОПГ трансформировалась в холдинг с множеством филиалов и дочерних компаний.

    По иронии судьбы, пока Иванов сотрудничал с бандитами, его перевели в отдел по борьбе с контрабандой и назначили его начальником. Его бывшие подчиненные описывают его как самодура, грубого, авторитарного и упрямого.

    Это были времена, когда черта между сотрудниками правоохранительных органов и профессиональными преступниками часто была очень тонкой.

    Когда Иванов сотрудничал с бандитами, ему покровительствовал Владимир Путин, который отвечал за внешнеэкономические связи в мэрии Санкт-Петербурга, возглавляемой Анатолием Собчаком.

    Сам Путин в те времена не был абсолютно чист перед законом. Так, 12 июня 2000 года председатель СБУ (Служба безопасности Украины, наследница КГБ) Леонид Деркач составил секретный доклад президенту Леониду Кучме, основанный на документах, которые, как утверждает Деркач, были получены СБУ в Германии. Согласно этим документам, германская компания SPAG с ведома Путина отмывала деньги колумбийского наркокартеля, вкладывая их в петербургскую недвижимость. Путин был членом «комитета советников» SPAG, а Владимир Кумарин был членом совета директоров одной из дочерних компаний SPAG. Кучма дал Деркач указание устно проинформировать об этом американцев.

    Это были странные времена. Иванов, глава департамента ФСБ, боровшегося с контрабандой, сотрудничал с Тамбовской ОПГ, помогая ей получить контроль над Санкт-Петербургским морским портом. Морской порт бандиты использовали для перевозки наркотиков в Европу. Путин в мэрии консультировал компанию SPAG, по некоторым сведениям, отмывавшую в Петербурге деньги колумбийского наркокартеля. Кумарин, лидер Тамбовской ОПГ, был в совете директоров дочерней компании SPAG.

    В эти времена и сложились особые отношения между Путиным и Ивановым.

    Когда Путин был назначен директором ФСБ, он получил холодный прием у части руководства ФСБ в Москве. Как и Иванов, он был неудачником в КГБ, и его назначение воспринималось высшими чинами КГБ как оскорбление.

    Путин немедленно назначил Иванова начальником управления собственной безопасности ФСБ и дал ему задание вычистить спецслужбу. Люди, работавшие в те времена под началом Путина, говорят, что Иванов выполнил миссию «Великого инквизитора». В течение нескольких месяцев Иванов был, вероятно, единственным человеком в ФСБ, которому Путин доверял. Спецслужба была деморализована и практически парализована.

    Когда Иванов руководил кадровой службой Кремля в 2000—2004 годах, он стал соавтором так называемой «башкирской избирательной технологии». Эта «технология» заключается в том, что потенциальному победителю выборов, если он не устраивает Кремль, отказывают в регистрации или же его снимают с выборов по ходу кампании. Эта «технология» под руководством Иванова была применена на выборах губернатора Саратовской области, губернатора Ханты-Мансийского автономного округа, губернатора Курской области, главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа, мэра Сочи, губернатора Приморского края, губернатора Нижегородской области, губернатора Ростовской области, президента Якутии, президента Северной Осетии, президента Ингушетии, мэра Нижнего Новгорода, мэра Кызыла, мэра Новороссийска, главы администрации Омской области, президента Чечни, главы администрации Кировской области.

    Личные характеристики
    Партнеры Иванова по бизнесу характеризуют его как очень сложного человека. Он в высшей степени скрытен. При ведении переговоров он умеет направлять их в нужное ему русло и манипулировать собеседником.

    Где бы Иванов ни работал, он намеренно восстанавливал людей друг против друга, таким образом создавая недружественную среду, в которой он мог бы доминировать, «разрешая» конфликты, созданные им самим.

    Он стремится извлечь личную выгоду почти из любого события и из отношений с любым человеком. Он не любит проекты, которые не приносят ему прибыли, и мастерски избегает таких поручений. Иванов старается установить «братские» отношения с людьми, которые ему нужны. Тем не менее, он очень обидчив и не склонен легко прощать обиды.

    Он великолепно понимает баланс сил вокруг него, определяет скрытых лидеров (что особенно важно в сюрреалистическом мире российской бюрократии) и прекрасно умеет использовать свои знания к своей личной выгоде.

    Лучший способ иметь дело с Ивановым — держать его на расстоянии и не позволять ему сближаться с вами, потому что при близком знакомстве вы рискуете его чем-то обидеть, а обиженный Иванов может быть опаснейшим врагом.

    Хотя это противозаконно, Иванов продолжает заниматься бизнесом в Санкт-Петербурге; его бизнес связан с нефтью и морским портом.

    Источники, знакомые с Ивановым, называют его «рукой, приводящей вещи в порядок».

    Он агрессивно пользуется своими контактами в российских органах власти и СМИ. Это позволяет ему не допускать утечек негативной информации о нем. Если же такая утечка случается, он всегда старается найти виновного и наказать его.

    Иванов мстителен. Он был одним из организаторов атаки на ЮКОС и Михаила Ходорковского. Бывший помощник Иванова рассказывает, что враждебное отношение к Ходорковскому сложилось в Кремле, когда тот публично сказал Путину, что его петербургские коллеги проворачивают грязные сделки с нефтью, чтобы профинансировать следующую президентскую кампанию. Иванов был одним из тех «коллег», и он приложил все усилия, чтобы открыть уголовное дело против Ходорковского, добиться сурового приговора и сделать пребывание Ходорковского в колонии как можно более тяжелым.

    Иванов пользуется прямым доступом к Путину, что позволяет ему осуществлять его бизнес-проекты.

    Установление деловых связей с ним может принести пользу бизнесу, хотя не прибавит симпатий среди российской элиты, которая Иванова недолюбливает. Многие представители нового поколения российских лидеров рассматривают Иванова как реликтовую фигуру, более подходящую к сталинским временам, чем к современному окружению.

    Источник, работавший с Ивановым, рассказал, что у него латентный комплекс неполноценности. Очевидно, он понимает, что его интеллект невысок, и компенсирует это интригами в византийском стиле; на этой почве он чувствует себя уверенно.

    Хобби:
    Иванов любит охотиться и коллекционирует старинные книги. Интересуется историей, особенно военной тактикой. Любит получать подарки, в особенности ценные документальные книги и исследования на военные темы, но не художественную литературу.

    Оригинал документа приложен.
     

    Вложения:

    • INQ006481wb.pdf
      Размер файла:
      569,4 КБ
      Просмотров:
      0
  8. Глокая Куздра

    Глокая Куздра Гражданин форума

    Повар Путина.
    Пригожин догнал девушку на улице, где он "неожиданно схватил её за шею, стал душить. Она закричала о помощи, но Пригожин стал сильнее сжимать горло.
    От сдавливания горла она потеряла сознание, а когда очнулась, то увидела, что с нее сняты сапоги и серьги"
    1.png 2.png
     

Поделиться этой страницей